Chezh. Vagrant Cinema Trip. 2013

 Последнюю ночь в Польше мы провели на берегу большого водохранилища (Goczalkowice). На противоположном берегу вдали возвышались Татры. Там наши друзья из Словакии готовы были помочь организовать показы в нескольких городах. Правда, они предупредили нас, что если показывать, то только не в Станице, т.к. там “… жители не очень приветствуют всякие хиппи начинания”. Горы были видны еще с Кракова, но мы аккуратно объезжаем всякие возвышенности. Тем не менее приходится толкать велосипеды по долгим и достаточно крутым подъемам, и, конечно же, весело лететь по длинным спускам.  У Васи на переднем колесе уже выразительная восьмерка, чтобы тормоз не зажимал колесо при езде, он значительно ослабил тормозные колодки. На очередном “американском” спуске обращаю внимание, что велосипед Лоцмана как-то виляет из стороны в сторону, а сам он пытается тормозить сандалями. Все это осложнялось оживлённым автомобильным движением и моими “бомбочками”: из-за тряски из багажника иногда выпадали и катились по проезжей части наполненные водой пластиковые бутылки.

В темноте еще различались силуэты гор. Вася был уже в палатке. Меня ждал заваренный в консервной банке зеленый чай. Потягивая длинную самокрутку думаю о следующем путешествии, когда кинобалаган можно будет затащить в горы.

Водохранилище Goczalkowice

… и, конечно же, весело лететь по длинным спускам.

Острава

Прямо по курсу города угольщиков — стальное сердце Чехии, как говорили в советское время. С 90-х годов сталелитейная промышленность терпит упадок, в том числе из-за нерентабельности добычи угля. Местная власть отказалась поддержать отрасль. В итоге металлургические заводы сейчас если не заброшены, то находятся в собственности транснациональных компаний. Уровень безработицы в этом регионе Чехии значительно выше.

Проезжаем минималистские городские ландшафты. Пригород Остравы растянулся на многие километры. Попадаем в лабиринт транспортных развязок — удар по честолюбию Лоцмана. Мы утомлены жарой, дорогой и грохотом. Скоро вечер, еще нужно найти Wi-Fi, определиться с ночлегом и главное — местом показа.

Острава в предверии грандиозного музыкального фестиваля Colours of Ostrava.  Соответственно найти вписку сложно. Пайя нас предупредила, что в крохотной комнатке придется устраиваться впятером. Наша компания: я, Лоцман, датчанин Мальте и Пайя со своим парнем сегодня идем в местный сквот,  где ночью будет пиво, концерт и показ кинобалагана.

Наш друг Мальте очень утомлен: сегодня ночью он боролся в придорожной канаве с жарой, комарами и спальником. В итоге комары победили и оставили ему совсем немного северной крови. Будь я режиссером, то без лишнего кастинга взял бы этого парня на роль князя Мышкина. Воспитатель в детском садике оставил свою работу и, договорившись с местной газетой, автостопом отправился путешествовать по миру в качестве фотоблоггера. Ну а пока напиток богов чешского разлива немного оживит варяжского гостя.

Пайя — панк, дома и на работе (работает официанткой в панк-кафе). Пока я зеваю, в попутном магазине твердой рукой быстро берет себе нужную пару батлов. Мы скачем на железных конях по мостовой. Наша госпожа мчится по тротуарам на большом самокате, прыгая на лету через бордюры. Мы еле успеваем за ней и теряем ее за поворотами. Мальте с чешским другом едут зайцами на общественном транспорте.

Вероятно, городские власти для себя сделали выбор в пользу меньшего зла, отдав «радикально настроенной молодежи» выселенный пятиэтажный дом, в котором до этого обосновались цыганские притоны. Проблем стало меньше, за исключением разве жалоб окрестных жителей на громкую музыку по ночам. Вот и в этот раз приезжает полиция. Полиция никого не забирает. Да и в целом по эту сторону кордона с полицией ведут себя смелее.

Для показов отдают чердак. Проецируем прямо на стропила. Курить нельзя, но бутылка рома и колы ходит по кругу. Мою прамову о ситуации с авторским кино в Беларуси прерывают: “Кино давай!” К концу третьего фильма программы белорусского андеграунда из зрителей остались я, Лоцман и Мальте, которому было некуда идти.

Здесь можно оставаться панком на работе

Сквот в Остраве

Громкая музыка по ночам

Вот и в этот раз приезжает полиция.

Проецируем прямо на стропила.

Возвращаемся поздно ночью. На повороте падает мой велосипед с генератором. Сзади дипломатичная ремарка Лоцмана о печальных последствиях пьянства за рулем. Выразительным подтверждением изреченной истины стало последовавшее далее поочередное выпадение колонок на мостовую. После чего приходилось останавливаться и собирать детали корпуса. Для полной картины нам не хватало третьего всадника Апокалипсиса. Но можно было подумать, что он остался лежать на матрасе в сквоте. А пока мы едва поспевали за летящей по ночной Остраве валькирией.

Брно

Утром мы едем в Брно. На моем заднем колесе опять начинает образовываться грыжа. Меняем покрышки с моего заднего на Васино переднее, поскольку мое переднее уже порвано. Мое терпение как и покрышка тоже рвется, и я нападаю на Лоцмана с язвительным вопросом, смысл которого сводится к следующему: “Ты не можешь или не хочешь ехать быстрее?” Со стороны это должно было выглядеть как сдержанный диспут о названиях вещей двух непримиримых софистов. Достаточно быстро находим компромиссное определение двойственности истины. Мы оба полагались на Разум, и в дальнейшем Он не раз выводил нас из темного леса непонимания. Вот так, и никаких разбитых бутылок о голову, махания пером, ударов в полоборота с ноги.

Наверное, интеллегенция все же как-то неуместна на площади, где надо действовать, а не думать. Крушить шлёмы и рвать оцепление ОМОНА — с этим намного лучше справятся ребята попроще. Пацаны с Ангарской, Сельмаша или с Корчей не придут на ваши-наши семинары. Мозг, на который регулярно воздействует алкоголь меньше в размере, в нем отсутствует или слабо выражено критическое мышление, и соответственно им легче управлять. Антивирус давно дезактивирован, ворота разбиты. В Беларуси, да и в других странах третьего мира делаются скрипты, боты, пишутся программы, которые захватывают умы миллионов. Однако эти знания и технологии, колоссальная человеческая энергия, ресурсы направлены на создание мнимых миров и культивацию агрессии. Имеющийся потенциал мог быть использован на запуск полезной утилиты, восстанавливающей разум у спитого населения. На это дело благоразумно направить выручку от продажи водки только в городе Минске (более 1 млн. евро в день), которая превышает выручку Wargaming в полтора раза.

Едем по автобану: так быстрее, прямее и ровнее. В нашем распоряжении целая полоса. Но счастье длилось не долго. Довольно скоро нас останавливает полиция. На двоих штраф 200 крон, т.е. где-то восемь евро. Платить отказываемся: а как же миф о дружелюбных полицейских, которые подвозят автостопщиков до ближайшей заправки? Но видимо наш вид не воодушевил копов. Резонные аргументы Лоцмана о безденежности студенчества, а также панславянская риторика тоже не подействовали. На третий раз коп предъявляет ультиматум: или платим штраф, или он снимает передние колеса. Невысокая сумма действует развращающе. С позором отдаю нужную купюру, в обмен получаю квитанцию. Но унижение еще не закончено: велосипеды следует закатить вверх по уклону где-то 45 градусов.

Едем по автобану: так быстрее и прямее. В нашем распоряжении целая полоса.

Довольно скоро нас останавливает полиция.

Бог все-таки есть: через скорое время натыкаемся на древние деревья, полные переспелой черешни. Почти черного цвета, большие, подвяленые ягоды горстями без разбора отправляются в рот. Через час уже привередничаем: в ход идут нетронутые гнилью и насекомыми только самые отборные.

черешня

Через два дня прибываем в Брно. Со впиской здесь никак, придется импровизировать. Ищем место показа. Лоцман уже ехать не может. Идем пешком от вокзала в центр. В Брно, видимо, пить с горла не возбраняется. В Брно полно опустившегося сброда.

В самом сердце исторической части города находим то, что нам нужно. Напротив Моравской галлереи искусств установлена огромная музыкальная шкатулка белого цвета, высотой три и в длину около восьми метров. Внутри шкатулки — датчики движения, которые провоцируют исполнение симфонической музыки. Напротив этого сооружения небольшой фонтан, на бордюр которого я установил проектор и колонки.

На противоположной скамеечке пристроились две девушки (чувихи). Чувихи достали бутылку водки и пиво. Заснять момент как они хлещут прямо из горла нам помешала их природная стеснительность (заметили нас с фотоаппаратом). Очень скоро состоялось их короткое знакомство с двумя реальными пацанами (у трэниках). Через несколько минут обе парочки растаяли в ночном Брно. Из темных переулков появлялись стайки одинаково одетых мальчиков в шортиках-курточках с блестками, а также чубчиками-гребешками на голове и баночками пива в руках. Обычно предводитель (самый большой и с самым большим чубчиком) издавал ослиный смех, ему вторили остальные. Мы не интересовали их, а они нас. У шкатулки останавливались люди, выходящие из галереи. Вывеска-описание музыкальной шкатулки и одновременное действо кинобалагана их вводили в ступор.

Как правило, ближе к ночи нашими постоянными зрителями становятся бездомные и бомжи. Вот и в этот раз бородатый гражданин мира, все имущество которого уместилось в тележке из супермаркета, оказался самым долготерпеливым зрителем. Видимо мы заняли его место.

Дело уже за полночь. Нужно сворачиваться и искать ночлег. Договорились, что бросаем кости сразу за городом в подходящем месте. Но навигатор подводит Лоцмана. Сначала мы едем не в ту сторону, потом опять возвращаемся на тоже место. Накопленная усталость и чувство ответственности добивают моего товарища. На каком-то кольце заводим велы за бигборды, ставим палатку. День окончен.

Напротив этого сооружения небольшой фонтан, на бордюр которого я установил проектор и колонки.

Как правило, ближе к ночи нашими постоянными зрителями становятся бездомные и бомжи.

 

После ночевки в Брно

Идея фикс

Едем неторопясь в самый зной по асфальтовым дорожкам. Вокруг нас холмистые пейзажи сельской Чехии. Над морем желтых полей стоят тени облаков. Лоцман приноровился добывать воду в местных пабах. По вечерам становимся свидетелями размеренной жизни местной деревни. Расслабленные фермеры медленно потягивают пивко на террасах пивных. Земля отдает накопленное тепло, а тело — усталость. Ласточки играют в ясном небе, а заходящее солнце очерчивает тени на зеленой траве и далеких полях.

Откладываем 50 крон, чтобы вечером в последнем городке за бокалом местного пива отдаться во власть буколическим переживаниям. Мы подчинились этой цели, которая приободряла нас в знойные часы. Стремление к ней оказалось новой силой нашего сплочения.

И вот последний день настал. По карте вычисляем этот самый городок. Правда, въезжаем в него немного за полдень, жара еще не спала, но других населенных пунктов до самой австрийской границы больше не будет. На прихрамывающих велосипедах, громко скрипя, подкатываем к питейному заведению. Редкие посетители скрыто поглядывают на странное представление двух странных оборванных иностранцев. Лоцман посылает меня зайти внутрь: “Что ты мнешься, иди спроси!” Иду внутрь. Спрашиваю холодное пиво. Показываю, что у меня только 50 крон. Чешка достает из холодильника и открывает две бутылки Хольстена. Все случается очень быстро. Выхожу позвать Васю. В ответ вижу его перекошенное яростью и отчаянием лицо: “Паб! Нам нужен был паб! Зачем нам бутылочное пиво?!”

И вот мы, как и хотели, сидим на терассе. Солнце уже немного склонилось к горизонту, но смалит так, что находиться на терассе невозможно. Перед нами мертвая пыльная площадь. Слышим как за углом рухнули наши велосипеды. Вася идет поправлять. Дожидаюсь его. Наливаем пиво из бутылок в бокалы. Молчим. Нас разбирает смех.

Нашариваю в кармане какую-то мелочь. Предлагаю Васе проиграть ее в игральные автоматы. “Зачем?”- недоумевает Лоцман. В Дневниках мотоциклиста Альберто истратил последние деньги на игру в карты, а выигрыш потратил на проститутку. Соответственно этот ритуал нами тоже должен быть совершен. Но моя затея терпит фиаско. “Нужны бумажные деньги”, — с сочуствием показывает симпатичная хозяйка. Значит не судьба.

- По коням, Амиго!

Запись опубликована в рубрике Vagrant Cinema Trips с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Комментарии запрещены.