Vagrant film club trip. Austria — Slovakia — Hungary — Ukraine

Пересекаем границу Австрии. Проезжаем под сводами пустующего КПП.

В первой же деревне с нами поздоровалась молодая женщина с коляской. Здесь нас очень осторожно и деликатно обгоняют большие машины.

Вечером закатываем велы на верх холма, с которого открывается широкий вид на равнину. Смотрю, где тут можно набрать придорожных слив или черешни. Каждое дерево на учете, на каждом стволе прикреплена металлическая бляшка с номером. Возможно, где-то видеокамера. Лезть на дерево не решаемся.

- Вот тебе и свобода, — говорю Лоцману.

На что он замечает, что нельзя подходить к свободе с позиции советского человека: хожу, где хочу. В ответ ворчу, что тоталитарное государство – меньшее зло, по сравнению с тоталитарным обществом, построенным на принципе частной собственности.

Ночью почти не сплю. Какая-то зверюшка задорно прыгает растопырив лапки на палатку.

ВЕНСКОЕ ЧУДО

Долго едем по промзоне, то по частному сектору. Вдруг является большая, помятая шильда с облупленой надписью “WIEN”. Поверить не могу, а где же рококо, где симфония № 40, где оперная столица? “WIEN” — мужского рода.

Дотягиваем до центра. Солнце заходит. Пока вариант — скверик З.Фрейда, но тогда придется растягивать между деревьями экран. Впереди Ратуша, рядом огромная надпись “FILM FESTIVAL”. На площади перед огромным экраном люди занимают места. Играет музыка. Сегодня вечер Вивальди.

Для нашего показа выбран белый рекламный бигборд на тротуаре между Ратушей и Венской оперой, как раз напротив входа в общественный туалет. Несмотря на оживленное место, людей останавливается мало. Рядом на травку подсаживаются два молодых человека, угощают пивом. Уже поздно, нам еще на вписку. В общем-то кино крутили для колоритного дедули, усевшегося прямо на тротуаре. Говорю ему, что мол, всё, к сожалению сворачиваемся. А он показывает, что все это здорово, ему торопиться некуда, его спальное место как раз там, где тарахтит наш генератор.

- Жена моя из крэйзи, — крутит у виска пальцем. — Выгоняет из дому. Много путешествовал. — Европа, Азия, Африка, — махает рукой. — Знаешь что, ты можешь представить, где я был? Москоу, я был в Москоу!

С чувством выполненного долга едем по ночной Вене на вписку. Рассекаем теплый воздух, катимся по бульвару. Вдруг перед нами резко тормозят две полицейских машины с мигалками. Выскакивают два бабакопа плотного телосложения. Стоять! Не двигаться! Почему не горят фонарики на велосипедах?! Вася что-то лепечет про особенности конструкции, студенты-нетденег-катаемся на каникулах. Бабакоп затыкает ему рот трубкой-тестером на алкоголь. Вася мухлюет, тогда запихивает ему трубку прямо в трахею: дыши, с…!

Теперь трубка у меня в горле. Дыши! Мухлюю. Дыши! Еще раз! В конце-концов, помолившись Господу всей душою своею, всеми помышлениями, дунул честно всей грудью. Тест дал осечку. Копихи остервенели в своем неверии, но по рации пришла команда за кем-то срочно гнаться. “It was your’s lucky day, guy!”, — сказала бабакоп и зачем-то вручила наконечник от трубки.

Этот наконечник впоследствии и стал священным артефактом. Были известны случаи чудесного исцеления домашних питомцев. До сих пор (уже лето), а я его так и не отправил режиссеру “Люминариса”, лежит он на полке и источает по ночам тихий голубоватый свет.

ЛЕКАРСТВО

Наш гостеприимный хозяин — программист из Украины, вот уже десять лет живет здесь. Лоцман сразу учуял специфический запах, антураж дополняли репродукции фантастических полотен Босха. Уже через час я в панике бегаю сто раз проверять заварился ли чай. Диалог становится все безсвязней, но тем интересней собеседникам.

БРАТИСЛАВА

В Братиславе вызваниваю режиссера Анжея, чей фильм понравился больше всех на солнцестояние. Далеко за полночь. Только начинаю замечать, что в пабе нет крыши, то ли это крохотный круглый дворик, то ли перекресток. Фильм Анжея заканчивается кадром с надписью: “Кто познал свою страну, тот познал себя”, актер-любитель исполняет ораторию 9-й симфонии.

ВЕНГРИЯ. БУДАПЕШТ.

Перекресток. Пожилой итальянец: “О я вижу итальянский флаг на велосипеде, он сделан в Италии?”

- Да.

- Не может быть! И он ездит?

- Да.

- Не могу поверить!

… А чем Россия плохой союзник, США лучше?

ВЕНГРИЯ СЕЛЬСКАЯ

Здесь ездят жигули! Мимо нас проезжает “копейка” с открытым багажником, из которого гремят колонки. Цыгане на лошадях смотрят на нас сверху с чувством превосходства.

ПАГАНИНИ

На заднем колесе уже не хватает десяти спиц. Примерно каждых десять км ломается новая. До границы с Украиной еще чуть больше ста. Велосипед виляет из стороны в сторону и подпрыгивает, тормозные колодки давно отпущены. Приходится ехать как бы невольно танцуя. Жму педали что есть сил, Лоцман остается позади. Паганини играл на одной струне.

УКРАИНА

Я не буду ехать по украинским дорогам, — заявлял Вася. А мы теперь и не можем.

Местная железнодорожная станция. Одичавший сквер. Расписание давно устарело. Подъезжает закопченная старинная советская электричка.

Запись опубликована в рубрике Vagrant Cinema Trips с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Комментарии запрещены.